Интервью с А.Зелинским. Газета «КоммерсантЪ»

Анатолий Зелинский

член правления РАО ЕЭС

«Киотский протокол – это способ получения дополнительного финансирования»

– РАО ЕЭС выступает за ратификацию Россией Киотского протокола. Что могла бы принести ратификация непосредственно вашей компании?

– Киотский протокол имеет к нам прямое отношение: основной целью является ограничение сжигания органического топлива без ограничения конечного потребления, то есть повышение энергоэффективности и поощрение программ энергосбережения. Суть нашего производства в том, что мы энергию из одного вида превращаем в другой, и чем эффективнее мы это делаем, тем при прочих равных условиях производим больше товара при тех же самых издержках. Поэтому такой показатель, например, как количество граммов условного топлива на 1 кВт•час, является нашим основным производственным показателем. Соответственно, все наши программы – инвестиционные, программы сокращения издержек модернизации и реконструкции – в основе своей имеют повышение энергоэффективности. Киотский протокол для нас – это способ получения дополнительного финансирования, внебюджетного и нетарифного, для повышения эффективности.

– Были ли у РАО ЕЭС прецеденты продажи квот? Есть ли сейчас возможность продажи квот российских компаний?

– Правильно было бы ответить, что мы к этому готовимся уже несколько лет, и мы сегодня единственная компания в стране, которая знает о своих выбросах достаточно достоверно, поскольку оценку нашей системы инвентаризации и мониторинга провела независимая организация. Уже сейчас мы имеем портфель проектов, из которых несколько самых перспективных полностью оформлены по тем требованиям, которые существуют в Киотском протоколе и сложились в ряде европейских стран. Например, мы участвовали в тендере голландского правительства и выиграли его. Выиграл проект, которым планировался перевод Амурской ТЭЦ-1 с угля на газ. К сожалению, неопределенность, которая сегодня существует в отношении принятия решения о ратификации Киотского протокола, не позволила нам заключить сделку.

– Какая именно неопределенность?

– Нам нужно было письмо-одобрение сделки со стороны российского правительства, но его мы не смогли получить.

– Каков объем сделки по выигравшему тендер проекту?

– Проект относится к небольшой группе суперэффективных киотских проектов, когда сумма от продажи сокращенных выбросов покрывает практически весь объем инвестиций. Тут сравнительно небольшой объем затрат, $12 млн, а сокращение выбросов весьма существенное. Мы предполагали выручить порядка $10 млн. По нашим крупным проектам киотская составляющая может покрывать от 10% до 20% инвестиций.

– Сделки могут заключаться, несмотря на то что Россия не ратифицировала Киотский протокол?

– Да. Но каждая сделка требует отдельного одобрения правительством. Таковы, в частности, условия западных партнеров. На каком уровне правительства будет одобрена сделка, это уже на их усмотрение. Это их риски.

– Каковы, по-вашему, перспективы рынка, сможет ли он стать глобальным?

– Рынок изначально планировался как глобальный. Основными покупателями на этом рынке будут Европа, Канада и Япония. Спрос этих стран, по многим прогнозам, составит почти 800 млн тонн. По нашим оценкам, совокупное предложение всех остальных стран, за исключением России, не в состоянии обеспечить этот спрос полностью. Максимум на 50-60%. Это самый оптимистичный сценарий. Россия будет замыкающим продавцом и будет диктовать объемы этого рынка за счет предложения и, соответственно, цены. То есть Россия сможет и обрушить этот рынок, если примет решение продавать страновую квоту. Против чего мы возражаем. Наше мнение: нужно разрешить в первую очередь продавать те сокращения, которые будут производить сами предприятия через проекты совместного осуществления, так как в этом случае целевое использование средств на повышение энергоэффективности гарантировано. И только после этого межстрановые сделки могут быть возможны в конце периода действия протокола. Нашу страновую квоту необходимо заморозить на развитие, то есть на тот самый рост ВВП, которого мы хотим.

– По мнению советника президента Андрея Илларионова, ратификация протокола приведет к торможению экономического роста. Вы согласны?

– Я не понимаю, как можно удваивать ВВП и при этом удваивать потребление органического топлива в России, поскольку это не соответствует официальным цифрам. Сегодня Россия производит первичного топлива 1 млрд тонн в нефтяном эквиваленте. Из них две трети потребляется внутри страны, остальное экспортируется. Если по логике господина Илларионова мы удваиваем ВВП и при этом удваиваем потребление органического топлива, это означает, что мы должны превратиться из экспортера нефти в импортера. Потому что за десять лет Россия не в состоянии так сильно увеличить добычу. Это невозможно физически. В этом случае возникает вопрос, за счет каких источников мы будем расти. Второе соображение. Если мы посмотрим на энергоемкость ВВП, то сегодня она в три-четыре раза выше, чем в развитых странах. Если мы идем к той структуре ВВП, которая была в СССР, то есть начинаем производить в том же объеме танки, пушки, автоматы, то позиция господина Илларионова понятна, если же к такому ВВП, как в развитых странах, то понятно, что энергоемкость ВВП будет снижаться в первую очередь за счет его структуры.

– Ваша точка зрения известна правительству?

– Наша точка зрения правительству известна, так как мы к нему официально обращались с просьбой о поддержке наших проектов. Естественно, мы обосновывали нашу просьбу и предоставляли все необходимые материалы, проходили все необходимые согласования в соответствующих министерствах и аппарате правительства. Что касается других предприятий, то они только изучают эту тему. И если потенциально они видят какие-то плюсы для себя, то практически только приступили к изучению инструментов Киотского протокола. Что касается позиции правительства, то, я думаю, это вопрос большой политики. Киотский протокол попал в кризисную ситуацию из-за выяснения отношений с Евросоюзом. Судьба Киотского протокола зависит от взаимоотношений России и ЕС в целом по всему перечню тех проблем, которые накопились в наших отношениях.

– Какие у Киотского протокола недостатки?

– Давайте вспомним, что Киотский протокол принят в развитие рамочной конвенции ООН по борьбе с изменением климата. В этом смысле можно увидеть значительные недостатки. Первое: уровень ограничений по выбросам устанавливается достаточно произвольно и научно не обоснован. Второе: он не решает проблемы глобального потепления в комплексе. В него не вовлечено огромное количество развивающихся стран, которые по своей совокупной мощности уже догоняют развитые страны и не берут на себя обязательств по сокращению выбросов в рамках протокола. Третье: протокол направлен сугубо на увеличение энергоэффективности и не затрагивает всех проблем по борьбе с изменением климата. В частности, то, в чем заинтересована Россия, это проблема поглощения углекислого газа. Россия сегодня выступает легкими планеты и оказывает всему миру колоссальную экологическую услугу – поглощает в пять раз больше выбросов, чем производит. В Киотском протоколе это не учитывается. Еще один недостаток Киотского протокола – его чрезвычайная забюрократизированность.

Интервью взял АЛЕКСЕЙ ШАПОВАЛОВ. Газета «КоммерсантЪ»

Подробнее

ЕС полон решимости заставить Россию присоединиться к Киотскому протоколу

Джереми Смит

Министры экологии стран ЕС не поддались на призывы Италии пересмотреть подготовленную схему торговли выбросами и будут добиваться от России ратификации Киотского протокола с тем, чтобы он вступил в силу, сообщили во вторник дипломаты и официальные лица.
«Я вновь заявляю о нашей решимости бороться с изменением климата. Наша приверженность киотскому процессу единодушна. У нас нет альтернативных предложений на случай, если Россия не ратифицирует протокол», – заявила европейский комиссар по экологии Марго Валлстром.

«Мы верим в Киотский протокол, мы должны продолжать борьбу за его выполнение и ратификацию», – сказала она на пресс-конференции после совещания министров ЕС по экологии.

По словам дипломатов, единственной страной ЕС, выступившей с возражениями против выполнения Киотского протокола, была Италия, которая настаивает на ратификации пакта Россией до того, как ЕС начнет проводить в жизнь свою стратегию по сокращению выбросов парниковых газов.

Россия держит судьбу протокола в своих руках. Для вступления пакта в силу необходимо, чтобы она его ратифицировала, так как США вышли из договора в 2000 году. В последние месяцы Москва отказалась от обещаний сделать этот шаг.

«Единственной делегацией, которая не смогла согласиться, была итальянская. Для них это очень болезненных вопрос, и они задают вопрос, почему они должны предпринимать усилия, когда другие не готовы сделать то же самое», – сказал один из дипломатов.

По Киотскому протоколу ЕС берет на себя обязательство сократить эмиссии парниковых газов от сгорания ископаемого топлива (нефти и газа) на 8% по сравнению с уровнем 1990 года в 2008-2012 годах.

Трудно, спорно

Комиссия, формулирующая законы, стоящих за обязательствами ЕС, связанными с изменениями климата, была вынуждена отрицать раскол в своих рядах после того, как комиссар по энергетике Лойола де Паласио заявила, что ЕС должен пересмотреть свою стратегию, если Россия ее не поддержит.

«Мы должны оставаться лидерами в этом вопросе, главным в экологической повестке дня. Он и дальше будет трудным и спорным», – сказала Валлстром.

Протокол требует сокращения эмиссии углекислого и других газов, обволакивающих планету, на которые возлагают вину за повышение температуры, подъем уровня моря и природные катаклизмы.

ЕС запустил амбициозную схему торговли эмиссиями, в рамках которой многим предприятиям энергетической, нефтяной, металлургической и других отраслей, начиная с 2005 года, понадобятся специальные разрешения на выброс углекислого газа.

Несколько крупных промышленных компаний выразили озабоченность по поводу этой схемы, утверждая, что планы ЕС ограничить эмиссии после 2012 года могут оказаться преждевременными, если Киотский протокол не вступит в силу.

Немецкая энергетическая компания RWE заявила, что эту схему не могут осуществлять несколько государств, и при необходимости ее исполнение следует отсрочить.

Член совета директоров RWE Герт Майхель сказал, что к торговле эмиссиями будут готовы только несколько стран ЕС. «Комиссия должна принять решение. Либо к январю 2005 года все члены ЕС согласятся на эту схему, либо ее придется отложить на год», – заявил он на европейской конференции по проблемам энергетики.

Компании, превышающие свои лимиты, смогут купить разрешения на выбросы – право загрязнять окружающую среду – у тех фирм, которые остаются в рамках лимитов. Разрешения станут предметом торговли, создавая вторичный рынок и финансовый стимул для уменьшения загрязнений.

Британия готовится запустить схему торговли выбросами и, по-видимому, станет первой страной, опубликовавшей национальный план промышленных выбросов углекислого газа.

Все планы должны быть опубликованы к концу марта, одобрены к июлю и распределены по отраслям к октябрю, а торговля должна начаться еще через три месяца. Первоначальные схемы будут действовать в течение двух лет.

INOPressa

Подробнее

Сергей Миронов: Есть много доводов «против» поспешного подписания Киотского протокола

42-я статья Конституции Российской Федерации четко гарантирует народу право на благоприятную окружающую среду, право на достоверную информацию о ее состоянии, право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу граждан экологическими нарушениями и преступлениями. Однако права эти практически не соблюдаются. Что тому виной? Плохие законы? Равнодушие чиновников? Пассивность граждан, не добивающихся их соблюдения?

Своим мнением по этим вопросам кандидат на пост Президента РФ, спикер Совета Федерации, лидер Российской партии ЖИЗНИ Сергей Миронов поделился с «Литературной газетой»:

— Сергей Михайлович, как вы оцениваете работу правительства в области экологической безопасности страны?

— На мой взгляд, в этом направлении делается слишком мало. Сегодня на 15 процентах территории Российской Федерации, где проживает около 60 процентов населения страны, обстановка не соответствует нормам экологической безопасности. Разработанная ведущими учеными-экологами страны и одобренная правительством уже более года назад Экологическая доктрина практически не воплощается в жизнь, что негативно сказывается не только на состоянии окружающей среды, но и на здоровье наших людей. Но ведь иначе и быть не может, потому что план реализации Экологической доктрины утвержден приказом Министерства природных ресурсов. То есть внутриведомственным документом, который обязателен к исполнению только для самого МПР. И не обязателен для правительства и других министерств и ведомств. Хотя при разработке и принятии Экологической доктрины предполагалось, что это будет общегосударственный документ — «сквозной» для всего правительства. Трудности решения экологических проблем страны усугубляются тем, что в 2000 году Государственный комитет по охране окружающей среды был упразднен, а его функции были переданы МПР — ведомству, отвечающему за природопользование и одновременно являющемуся природопользователем. Первое, что сделало министерство, — под предлогом сокращения управленческого аппарата резко сократило природоохранные службы. Разумеется, это не усилило работу по охране окружающей среды.

— То есть совмещение двух противоположных функций в одном министерстве показало свою неэффективность?

— Разумеется. Например, за последние три года не создали ни одного нового заповедника. А ведь у нас в советское время каждый год создавалось по новому заповеднику. Они создавались даже после распада СССР. Потому что заповедники — это своеобразные экологические резервуары нетронутой природы, если угодно, оазисы полноценной жизни, которую так важно сохранить для будущих поколений. Но такие вещи, по-видимому, совсем не интересуют наших природопользователей «в законе» и их министерство. Такое мнение уже давно сложилось и у широкого круга экологической общественности, и у тех, кто трудится на ниве охраны и защиты природы, и у тех, кто борется за здоровье нации.

— То есть, на ваш взгляд, нужно более четкое разграничение полномочий в области охраны окружающей среды и использования природных ресурсов?

— Нужно законодательно разделить в структуре исполнительной власти функции охраны окружающей среды и управления природопользованием. Основными заботами государственного органа охраны окружающей среды, который надо сформировать заново, должен стать экологический контроль объектов природопользования, экологическая экспертиза проектов природопользования и экологический аудит. Основным показателем работы государственного органа охраны окружающей среды должно быть следующее: если охранные нормативы соблюдаются — орган работает хорошо, если не соблюдаются — плохо. Все должно быть ясно и понятно — и чиновникам, и остальным гражданам.

— Говоря об экологии, нельзя не сказать о волнующей всех гигантской проблеме загрязнения атмосферы городов автомобильными выхлопами?

— Острота этой проблемы растет даже не с каждым годом, а с каждым днем. Наше население стремительно урбанизируется, автомобилей на улицах все больше, и загазованность городов становится источником основных смертельных заболеваний — сердечно-сосудистых и онкологических. Экологически вредный транспорт представляет собой настоящую «бомбу», которая взрывается в наших городах каждый день, вызывая «кислородное голодание».
Что же делать? Прежде всего законодательно ввести стандарт экологического соответствия для двигателей внутреннего сгорания и обеспечить механизм его постепенного внедрения. Причем механизм должен быть защищен от возможности проникновения в него коррупции. Это, с одной стороны, не позволит нанести еще один удар по нашей автомобильной промышленности, а с другой, не допустит появления дополнительной статьи наживы для разнообразных «оборотней в погонах». Очистить города можно лишь чистыми руками.

— Как вы относитесь к спорам вокруг ратификации Россией Киотского протокола?

— Вопрос этот достаточно сложный. Причем зависит от того, какая погода на дворе. Летом россияне обычно считают, что протокол необходимо ратифицировать немедленно, зимой — что это нам совсем не нужно. Но если же говорить серьезно, то история вопроса такова. Человечество в какой-то момент осознало, что экологическая катастрофа в случае непринятия отдельными государствами ограничений в экономике неизбежна. Это привело к подписанию в 1992 году рамочной Конвенции ООН об изменении климата. Суть конвенции: государства-участники должны были к 2000 году снизить уровни выбросов парниковых газов и довести их до уровня 1990 года. И тем самым добиться стабилизации концентрации парниковых газов в атмосфере на относительно безопасном уровне.

Дальнейшее развитие событий показало, что взятые обязательства оказались непосильными для многих стран — они просто не готовы к внесению кардинальных корректив в свою экономику. Необходимы были уточнения взятых государствами обязательств, что и осуществилось принятием Киотского протокола в Японии в декабре 1997 года.

Взвешивая все «за» и «против» ратификации Россией Киотского протокола, нужно принимать во внимание целый ряд аргументов и фактов. Киотский протокол впервые может ввести рыночные отношения в сферу охраны окружающей среды. Страны-участники протокола, которые к 2008 году не превысят установленные для них пределы выбросов, а уменьшат их количество, получат возможность продавать другим странам, превысившим свои допустимые уровни, права на разницу этих выбросов.

Для многих государств, не готовых к корректировке своей экономики и проведению модернизации промышленного производства, покупка квот может оказаться единственной альтернативой.
Уникальность положения России определяется спадом промышленного производства после 1990 года. Получается, что наши обязательства на сегодняшний день уже выполнены: выбросы парниковых газов не превысили в 2000 году 70 процентов от уровня 1990 года. Иными словами, Россия имеет «мягкие» обязательства, из которых следует, что от нас не требуется снижать выбросы ниже уровня 1990 года, но мы и не имеем права их превысить с 2008 по 2012 год. А вот США, имеющие максимальную долю обязательств по этому соглашению, после прихода администрации Дж. Буша отказались от ратификации документа.

— Возможен ли практический эффект для России от ратификации Киотского протокола?

— Есть много доводов «против» поспешного подписания протокола.
Во-первых, существуют разногласия по оценкам различных выбросов в атмосферу. Кроме того, степень вероятности климатического прогноза недостоверна, то есть прогноз недостаточно определен и ясен.Во-вторых, выполнение условий Киотского протокола неизбежно потребует введения серьезных ограничений для экономики России, которые в будущем могут существенно ограничить ее рост.
В-третьих, в настоящее время в России нет жизнеспособной системы учета и контроля выбросов. Нет и системы инвентаризации выбросов, их большая часть измеряется не непосредственно «из трубы предприятия», а рассчитывается балансовым методом.

В-четвертых, Киотский протокол не учитывает роль России как международного экологического донора. Ведь российские леса поглощают огромное количество СО2 и других парниковых газов, выделенных в других, менее «зеленых» странах.

В-пятых, по мнению большинства компетентных и политически неангажированных ученых, СО2 и другие парниковые выбросы вообще не влияют на изменение климата в глобальном масштабе.

Относительное же потепление связано с климатическими мегациклами, а не с деятельностью человека.

Таким образом, сегодня для России наиболее целесообразна собственная «зеленая политика», борьба с гибелью лесов, опустыниванием, рациональная деятельность в области водопользования, альтернативная энергетика. Это и будет реальным вкладом России в экологическое оздоровление Земли. Для этого, кстати, нам и нужен самостоятельный государственный орган охраны окружающей природной среды, о котором я уже говорил.

— Вы упомянули о глобальном экологическом донорстве России и возможности каких-то компенсаций за него. Насколько реальны и значительны такие компенсации?

— Сейчас много говорят о глобализации, включающей в себя и вопросы экологии. Россия занимает ведущее место в поддержании глобального экологического баланса. Ее лесной фонд — крупнейший эмитент кислорода, поглотитель вредных выбросов других экономик, в частности, европейских. Россия имеет право требовать признания этого обстоятельства и определенных компенсаций. Я не хочу сказать, что мы просто должны просить денег — сегодняшние мировые взаимоотношения сложнее денег. Существует проблема российского внешнего долга Парижскому клубу кредиторов, Мировому банку, МВФ. Думаю, часть этого долга могла бы быть конвертирована в обязательства России по лесовосстановлению, созданию новых обширных особо охраняемых территорий, в том числе и в приграничных районах, мероприятиям по поддержанию чистоты естественных бассейнов пресной воды, имеющих мировое значение. Я не предлагаю ничего совершенно нового и экстравагантного. Например, половина внешнего долга Польши была конвертирована именно таким образом. У России объективных оснований для подобных переговоров значительно больше, чем у Польши. Наши возможности таковы, что в реализации их заинтересована вся планета.

АРН «REGIONS.RU»

Подробнее

Россию могут ожидать санкции ЕС

Эндрю Бити

ЕС готов выступить с угрозой в адрес России о применении санкций, если Россия откажется распространить свое двустороннее соглашение с ЕС на его новых членов. Об этом стало известно из дипломатических источников.
В начале следующей недели министры иностранных дел стран Евросоюза предупредят Москву, что она столкнется с «контрмерами», если откажется расширить действие Договора о партнерстве и сотрудничестве на новых членов ЕС, многие из которых ранее находились под советским контролем.

Россия отказывается расширить рамки Договора о партнерстве и сотрудничестве, который является правовой основой для двусторонних отношений между Москвой и Брюсселем, требуя компенсации за потери в сфере торговли, которые Россия, по ее словам, понесет, пойдя на такой шаг.

В прошлом месяце Россия составила список из 14 сфер, в которых она понесет убытки из-за расширения ЕС, указав, что ее общие потери составят 150 млн евро в год.

Большинство партнеров ЕС, таких как Япония и США, имеют право добиваться компенсации согласно правилам Всемирной торговой организации. Однако Россия в ВТО не входит.

Брюссель продолжает настаивать на том, что расширение рамок Договора о партнерстве и сотрудничестве – это простая формальность, и более не желает ждать, пока Россия согласится на это.

«Если Россия не ратифицирует Договор о партнерстве и сотрудничестве, мы будем вынуждены применить контрмеры», – заявил один дипломат изданию Euobserver.

«Пока никакого формального списка (контрмер) составлено не было», – заявил другой источник, добавив, что ЕС до сих пор надеется, что Россия согласится расширить рамки действия договора и сторонам не придется переходить к нанесению ударов.

Однако, поскольку некоторые члены ЕС с тревогой относятся к перспективе устрашения нового соседа ЕС, чиновники вновь встретятся для обсуждения этой проблемы 18 февраля.

В то же время предполагается, что эта встреча никаких глобальных изменений в настроении стран – участниц ЕС не вызовет, так как многие государства считают, что Россия намерена использовать любые противоречия, которые могут возникнуть между ними.

Однако ЕС, скорее всего, неохотно пойдет на реализацию своих угроз на практике.

ЕС также сражается с Россией по поводу ратификации Киотского протокола, в то время как Москва продолжает настаивать на принятии России в ВТО.

Министры иностранных дел 15 стран ЕС и 10 стран, готовящихся вступить в ЕС 1 мая, соберутся в Брюсселе в следующий понедельник на ежемесячную встречу.

INOPressa>

Подробнее

Евросоюз засомневался

Евросоюз сомневается в том, что ему удастся склонить Россию к ратификации Киотского протокола. Чиновники Еврокомиссии заговорили о поиске «альтернативных путей» борьбы с глобальным потеплением. Впрочем, до того как ЕС окончательно откажется от планов запуска Киотского протокола, России стоит ждать обострения переговоров, отмечают «Ведомости».

Киотский протокол подписан в декабре 1997 г. и предполагает снижение выбросов парниковых газов (углекислый, фториды, метан, закись азота) в мире на 5,2% за 2008 — 2012 гг. Страны, которые загрязняют окружающую среду меньше установленных нормативов, могут продавать квоты на выброс лишних газов государствам, превышающим лимиты. Чтобы протокол вступил в силу, его должны ратифицировать, как минимум, 55 стран, на долю которых в 1990 г. приходилось не менее 55% общего объема выбросов. Протокол ратифицировали 118 государств, включая страны ЕС и Японию. США (36,1% загрязнений в 1990 г) в марте 2001 г. отказались утверждать документ, а российские власти (17,4%) до сих пор не приняли решения по этому вопросу.

С осени европейские чиновники постоянно призывают Россию ратифицировать Киотский протокол. По итогам январских переговоров о вступлении в ВТО российские переговорщики констатировали, что ЕС включил ратификацию протокола в список условий, при которых Россия сможет присоединиться к организации.

Но вчера комиссар ЕС по энергетике и транспорту Анна Лойола де Паласио заявила, что «русские, похоже, не собираются ратифицировать [протокол]» и «мы [Еврокомиссия] не можем закрывать на это глаза». «ЕС не может взять на себя обязательства в рамках такого плана, который сделает его единственным промышленно развитым регионом в мире, накладывающим дополнительное бремя на свою экономику, и обнаружить к 2008 г. , что Россия не станет ратифицировать протокол», — цитирует слова Лойолы де Паласио лондонская Financial Times. Чиновник предложила поставить России крайний срок, к которому она должна будет дать окончательный ответ о ратификации. Если ответа не последует или он будет отрицательным, Евросоюзу, как говорит Лойола де Паласио, следует подумать о «других путях» для снижения выбросов парниковых газов.

Однако российские переговорщики не спешат радоваться. По мнению собеседника «Ведомостей» в российском постпредстве при ЕС, заявление Лойолы де Паласио не означает, что официальная позиция Евросоюза изменилась. «Обычно разногласия внутри Еврокомиссии стараются не выносить на люди, но известно, что Лойола де Паласио наиболее скептически относится к протоколу, — говорит дипломат. — Это отражает влияние энергетической отрасли, которой она руководит в Еврокомиссии». А президент Еврокомиссии Романо Проди вчера поспешил откреститься от мнения своей коллеги. «Мы не можем и не станем отступать в борьбе с изменениями климата, вызванными деятельностью человека», — заявил Проди. По его словам, «экономический рост вполне совместим с борьбой против изменения климата».

По мнению Малколма Фергюссона из лондонского Institute for European Environmental Policy, выступление Лойолы де Паласио «объясняется исключительно внутриполитическими соображениями». «В Испании, которую она представляет, приближаются выборы, а эта страна едва ли не больше всех в ЕС выходит за установленные протоколом лимиты [выбросов]», — напоминает эксперт.

Однако, свидетельствует Наталья Олифиренко из «Гринпис-Россия», «в ЕС действительно начинают говорить о том, что следует делать, если Россия так и не ратифицирует протокол». По ее словам, можно внести изменения в третью статью протокола, чтобы документ мог вступить в действие и без его ратификации Россией либо США.

В любом случае, по мнению экспертов, сомнения и разногласия внутри ЕС не означают, что в ближайшее время он ослабит свои попытки склонить Россию к ратификации протокола. «Нынешние еврокомиссары осенью уходят в отставку и потому позволяют себе говорить более открыто, но поддержка Киотского протокола — это официальная позиция Евросоюза в целом, — говорит Катинка Барыш из лондонского Center for European Reform. — К примеру, США ясно заявили, что протокол поддерживать не будут, но постоянное давление на них со стороны ЕС продолжается». Но российский переговорщик считает, что России не стоит ожидать ультиматума от ЕС. «Это было бы контрпродуктивно», — убежден дипломат.

«ДЕЛОВАЯ НЕДЕЛЯ»

Подробнее

«Русский курьер»: Отношения между Россией и Евросоюзом продолжают ухудшаться

23 февраля главы МИДов Евросоюза на встрече в Брюсселе одобрили резолюцию с требованием к России автоматически распространить действующее с 1997 года Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС на десять стран, вступающих в Евросоюз 1 мая. В противном случае Брюссель угрожает Москве принятием жестких мер и даже экономических санкций.

Как пишет во вторник «Русский курьер», расширение ЕС и так сопровождает достаточно трудностей и скандалов. А тут еще Россия объявила, что не собирается распространять подписанные ранее торговые соглашения с Евросоюзом на вливающиеся в него восточноевропейские страны. Это, в частности означает, что товары из восточноевропейских государств будут обложены более высокими импортными пошлинами, отмечает издание.

Российская позиция понятна, пишет «РК». В качестве примера издание приводит квоты, установленные Евросоюзом на ввоз российского зерна. Сегодня российский хлеб экспортируется в страны Восточной Европы и Прибалтики безо всяких квот, но после того, как эти государства станут частью ЕС, европейские зерновые квоты распространятся и на них. Всего, по подсчетам российского правительства, расширение ЕС нанесет внешней торговле РФ ущерб в 150 млн. евро в год. Газета считает, что этой суммы вполне достаточно, чтобы подпортить дипломатические отношения.

В качестве компенсации Россия требует безвизового въезда своих граждан в ЕС, финансовой помощи Калининградской области, таможенных льгот, а также повышения импортных квот для российских товаров. В январе Москва уже представила Евросоюзу список из 14 требований, касающихся ее торговых отношений с новыми членами ЕС. Однако Брюссель этот список отверг, заявив, что все соглашения, заключенные между Европейским союзом и Россией, распространяются и на его новых членов. Брюссель готов вести переговоры по отдельным вопросам, но хочет, чтобы Россия подписала дополнительный протокол к договору о сотрудничестве от 1997 года, распространив его положения на восточноевропейские страны (а значит, понизив импортные пошлины на их товары). Причем сделать это России предлагают без всяких предварительных условий.

«Мы не должны проявлять излишнюю сдержанность в отстаивании интересов ЕС на переговорах с Россией, — заявил на днях пресс-секретарь комиссии ЕС по внешней политике Диего де Охедо. — Евросоюз должен перенимать используемую Россией практику «объединения» проблем для блокирования прогресса в некоторых областях, чтобы добиться уступок по другим вопросам».

По мнению издания, Евросоюз намерен воспользоваться скандалом, чтобы резко усилить давление на Россию. «РК» отмечает, что в документах, подготовленных Еврокомиссией к нынешнему брюссельскому саммиту, содержится уже 17 требований к России. От Москвы требуют делимитировать границы с Эстонией и Латвией, провести преобразования в энергетическом секторе, ратифицировать до мая Киотский протокол, повысить стандарты безопасности на транспорте и в ядерной энергетике, а также прекратить «неоправданные» сборы с европейских авиакомпаний за пролет через воздушное пространство страны.

Таким образом, вопреки оптимистическим заявлениям сторон о дружбе и стратегическом партнерстве, отношения между Россией и Евросоюзом продолжают ухудшаться, передает РБК.

Подробнее

Киотские торги без протокола

Михаил Делягин. председатель президиума — научный руководитель Института проблем глобализации.

Россия не может подписать Киотский протокол в существующей форме, так как это отрицательно отразится на экономике страны. Такова позиция Президента нашей страны, о которой он уже не раз заявлял. Кажется, все ясно. Однако Евросоюз продолжает давить на Россию.

Вчера на Международной конференции по перспективам участия России в глобальных рыночных механизмах Киотского протокола советник Президента РФ по экономическим вопросам Андрей Илларионов уже в более жесткой форме озвучил позицию Кремля, сравнив подписание нашей страной этого документа с катастрофой.

Впрочем, давление на Россию сторонников ратификации с каждым днем будет только усиливаться.

Всем ясно, что борьба с глобальным потеплением — лишь предлог для того, чтобы создать качественно новый рынок, на котором будут обращаться права на выбросы «парниковых» газов. Тогда почему бы России в нем не поучаствовать? Беда в том, что с самого начала этот рынок носит дискриминационный характер по отношению к нашей стране. Например, к выработке механизмов его функционирования допущены все страны, ратифицировавшие Киотский протокол, в том числе и те, которые не берут на себя никаких обязательств по сокращению выбросов. В результате они получают возможность, не испытывая ограничений, диктовать свою волю странам, сокращающим выбросы.

Особенно пикантна эта ситуация в отношении успешно развивающихся стран, осуществляющих активное наращивание выбросов парниковых газов (в первую очередь это Китай и Индия, выбросы которых превысили выбросы многих развитых стран).

Они вообще не должны сокращать их, пока сохраняют статус бедных. По расчетам специалистов, выбросы парниковых газов в Индии через семь лет вырастут в полтора раза, не менее серьезный рост планируется и в Китае, который уже к 2030 году может опередить США по объемам эмиссии углекислого газа и стать мировым лидером по этому показателю. По суммарному объему выбросов развивающиеся страны превысили развитые еще в начале 80-х.

На долю стран, ратифицировавших Киотский протокол, приходится лишь 32 процента мировой эмиссии парниковых газов. Россия, выбрасывающая в атмосферу только 6 процентов парниковых газов мира, должна сокращать свою эмиссию, в то время как на долю не связываемого никакими обязательствами Китая приходится 13 процентов (а на долю США — вообще 25 процентов). Так что у России есть все основания требовать для себя такого же режима участия в Киотском протоколе, каким пользуется Китай, все больше становящийся стратегическим конкурентом России.

Наконец, существенно, что для устойчивого существования биосферы важны не столько антропогенные выбросы углекислого газа сами по себе, сколько разница между ними и поглощением их растительным миром. Именно эта разница и должна приниматься во внимание в первую очередь при определении предельно допустимых выбросов для каждой страны. Игнорирование этого подхода и концентрация внимания только на абсолютных величинах выбросов превратили Киотский протокол в инструмент дискриминации стран с относительно высокой долей территорий, занятых природными угодьями, в том числе и России.

У большинства стран Евросоюза и Японии уровень допустимых выбросов многократно превосходит поглощение углекислого газа растительным миром. Их выбросы будут компенсироваться другими странами, с лучше сохраненной природной средой. Они оказываются в привилегированном положении и поэтому требуют скорейшей ратификации Киотского протокола в его сегодняшнем виде. В России же антропогенные выбросы 1990 года составляют 22-23 процента от поглощения углекислого газа. Это значит, что относительно реального вклада страны в глобальный «парниковый эффект» устанавливаемые для нас пороговые ограничения более чем вчетверо жестче, чем для стран Евросоюза и Японии.

В принципе ради допуска на новые привлекательные рынки можно стерпеть и такое. Однако как раз с этим допуском и возникают проблемы. Прежде всего вопреки распространенным представлениям России отнюдь не гарантированы «свободные» квоты на выбросы «парниковых» газов, которые потом можно будет продавать. Однако расчеты, свидетельствующие о наличии у России «свободной» квоты, базируются на данных Госкомстата, который, в свою очередь, просто обобщает данные предприятий. Пока участники Киотского протокола заинтересованы в России, они не поднимают вопрос о достоверности официальной статистики, но после его ратификации будет произведен независимый экологический мониторинг не по российским, но по международным стандартам, результаты которого, строго говоря, нельзя назвать предсказуемыми. В то же время Киотский протокол предусматривает возможность приостанавливать право на продажу «свободных» квот в случае сомнений в качестве и достоверности предоставляемых национальных данных об уровне выбросов.

В этих условиях, да еще и без присоединения к Киотскому протоколу крупнейших загрязнителей окружающей среды — США и Китая — предложение квот на выбросы будет значительно превосходить спрос на них, что поставит Россию как продавца в заведомо невыгодное положение и не позволит ей выручить значимые средства.

Сегодня Россия находится в уникальной ситуации: будущее Киотского протокола целиком зависит от нее. Ратифицировав его, она мгновенно утратит исключительность своего влияния, утратив возможность влияния на главное — на разработку конкретных механизмов его практической реализации. Поэтому разговаривать надо не о Киотском протоколе вообще, а о конкретных условиях этой ратификации.

по материалам Российской Газеты.

Подробнее

Андрей Илларионов: ЕС пытается купить решение России о ратификации Киотского протокола

МОСКВА, 20 февраля. «Европейский Союз пытается купить решение России о ратификации Киотского протокола обещаниями миллионов, которые польются на Россию в случае подписании этого соглашения», — считает советник Президента РФ по экономическим проблемам Андрей Илларионов. Как передает корреспондент «Росбалта», об этом он заявил в пятницу на пресс-конференции в рамках международного форума, посвященного Киотскому протоколу и привлечению инвестиций в энергоэффективные проекты. По мнению Илларионова, ЕС «воспринимает Россию как банановую республику». «Решение по Киотскому протоколу Россия может принять, только базируясь на научных данных, а не на религиях и социальных концепциях», — отметил советник Президента.

Илларионов считает, что «от подобных концепций, попадающих в Россию из Европы, Россия и так пострадала в прошлом веке и должна была приобрести к ним иммунитет». К этим концепциям он относит, прежде всего, марксизм. «Сейчас новая религия — киотизм, и она также спонсируется и лоббируется, как в свое время марксизм», — полагает Илларионов.

ИА «РОСБАЛТ»

Подробнее

Киотский протокол может принести России миллиарды долларов

19-20 февраля в московском Центре международной торговли состоится международный форум «Перспективы участия России в глобальных рыночных механизмах Киотского протокола и привлечения инвестиций в энергоэффективные проекты», организованный совместно Российским союзом промышленников и предпринимателей и некоммерческой организацией «Национальное углеродное соглашение». К настоящему времени Киотский протокол к рамочной Конвенции ООН об изменении климата ратифицировала 121 страна. Активное участие в мероприятии принимает Европейская комиссия.

Киотский протокол — слишком хороший шанс для России, и его было бы обидно упустить. Киотский протокол принесет стране деньги, поможет модернизировать промышленность и обеспечит устойчивое развитие сельского хозяйства.

Нет сомнений, что происходит потепление климата. За последнее столетие средняя мировая температура повысилась на 0,6 градуса по Цельсию. По предположениям ученых, к 2100 году температура повысится еще на 1,4-5,8 градуса. Кажущиеся небольшими повышения будут иметь разрушительные последствия, подобные тем, которые мы наблюдали по всему миру в прошлом году. В Европе около 20 000 людей умерли от жары, на юге полыхали лесные пожары, в нескольких странах произошли сбои в энергоснабжении.

Научные подтверждения глобального потепления заставили 121 страну ратифицировать Киотский протокол 1997 года. Последней стала 4 февраля Украина. Протокол обязывает эти страны снизить выбросы парниковых газов, образующихся главным образом в результате сжигания ископаемого топлива.

После выхода США из протокола для введения его в силу необходимо, чтобы его ратифицировала Россия. Что она от этого выиграет?

Во-первых, предотвратит те серьезные последствия, которые глобальное потепление будет иметь для самой России. Таяние вечной мерзлоты на севере нанесет ущерб инфраструктуре, строениям и железным дорогам. На юго-западе России, где выращивается наибольшая часть урожая, летняя жара и засуха станут более частым явлением.

Во-вторых, ратифицировав протокол, Россия продемонстрирует готовность стать главной движущей силой в работе по борьбе с глобальным потеплением, обеспечив себе доминирующее положение.

В-третьих, в результате экономического спада в 90-х годах выбросы парниковых газов в России в настоящее время на 30% ниже уровня 1990 года. Протокол требует, чтобы Россия в среднем не превышала эти показатели в течение 2008-2012 годов.

В-четвертых, что еще важнее, это означает, что Россия сможет продавать неиспользованные эмиссионные квоты, например, Японии или ЕС, на которые будет оказываться серьезное давление в отношении выполнения ими требований, установленных Киотским протоколом. Суммы могут составить миллиарды долларов.

В-пятых, Киотский протокол даст возможность всем участвующим правительствам добиться снижения выбросов в других странах и рассчитать сокращения в соответствии со своими целями. Российским производителям тепла и электроэнергии, а также нефтяным и газовым компаниям предстоит повысить энергоэффективность, чтобы стать конкурентоспособнее и содействовать президенту Владимиру Путину в выполнении амбициозной задачи экономического роста. Киотский протокол может принести этим отраслям российской промышленности прямые инвестиции и новые технологии стоимостью до 10 миллиардов долларов. Поэтому крупные компании и объединения, такие, как «Газпром», РАО «ЕЭС России» и РСПП, высказываются в пользу протокола.

Тем не менее российский президент и правительство пока занимают осторожную позицию и тщательно изучают протокол: не станут ли дальнейшие задачи слишком дорогими для России? Этого не произойдет. Ратифицируя протокол, Россия не берет на себя обязательств в отношении каких-то новых целей. Когда начнутся переговоры об этапе после 2012 года, Россия сможет влиять на эти переговоры как полноправный член Конвенции ООН об изменении климата и протокола к ней.

Известия

Подробнее

Напряженность в отношениях между Москвой и Европейским союзом

Россия требует компенсацию за расширение содружества. Иванов: расширение на восток не должно повредить Москве
Катя Риддербуш

И без того напряженные отношения между Россией и Европейским союзом доходят до скандала. Москва заявила, что она не желает, чтобы заключенный в 1997 году с ЕС Договор о партнерстве и сотрудничестве был автоматически распространен на десять стран, которые станут новыми членами Союза с 1-го мая. Если Москва подпишет соглашение, то появится ряд нерешенных пограничных вопросов, среди прочего в отношениях между Россией и будущими членами ЕС: Эстонией и Латвией. Отношения с Россией являются «самым главным среди приоритетов ЕС», сказал корреспонденту «Die Welt» один из дипломатов в Брюсселе. Поднять вопрос, связанный с Россией, собираются на своей встрече в конце февраля в Брюсселе также министры иностранных дел.

Между тем, правительство президента Владимира Путина представило перечень вопросов, по которым оно, очевидно, хотело бы провести переговоры. «Расширение на Восток не должно иметь негативные последствия для России», — сказал министр иностранных дел Игорь Иванов в беседе со своим немецким коллегой Йошкой Фишером (Joschka Fischer), находившимся в Москве. Комиссия, в частности, готова к переговорам, однако не согласна с тем, что между соглашением о партнерстве и расширением ЕС может существовать какая-то взаимосвязь.

Правительство России заявляет, что в результате расширения ЕС ежегодный ущерб составит 150 миллионов евро. В качестве компенсации оно требует, среди прочего, практически безвизового пассажирского сообщения для российских граждан по территории ЕС, щедрой помощи для российского анклава Калининградской области, оказывающейся отрезанной от метрополии территориями двух членов ЕС: Польши и Литвы, таможенных льгот, а также повышения импортных квот для российских товаров.

Напряженность в отношениях между Россией и ЕС наблюдается уже давно. ЕС подвергает критике действия Москвы в Чечне. Она также напоминает Москве о необходимости более жестких действий против организованной преступности. Впервые напряженность достигла кульминации тогда, когда в ноябре прошлого года тогдашний президент ЕС Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi) демонстративно выступил в поддержку Путина на саммите ЕС-Россия и подчеркнуто высказался с похвалой по поводу действий Москвы на Кавказе, а также в случае с российским нефтяным концерном ЮКОС. Еврокомиссия дистанцировалась от высказываний Берлускони.

На своей встрече в верхах, проходившей в декабре, главы государств и правительств стран ЕС поручили Совету министров иностранных дел и Еврокомиссии подготовить к весеннему саммиту, намеченному на март, «доклад с оценкой всех аспектов отношений между Союзом и Россией». Представленное в настоящее время сообщение, подготовленное Комиссией, включает 17 нерешенных вопросов в европейско-российских отношениях и ставит конкретные цели, в том числе, что касается вопросов демократии, соблюдения принципов правового государства и прав человека. В нем она требует от России заключить с Эстонией и Латвией соглашение по пограничным вопросам, провести преобразования в своем энергетическом секторе, а также ратифицировать до мая Киотский протокол по снижению выбросов в атмосферу двуокиси углерода или «представить серьезные предложения на этот счет в Думу». Далее ЕС требует от Москвы, чтобы та взяла на себя обязательства по соблюдению определенных стандартов в вопросах безопасности в сфере морского судоходства и ядерной безопасности, а также прекратить «неоправданные» сборы с европейских авиакомпаний за пролет через воздушное пространство страны.

Дипломаты ЕС уверены, что Россия после длительных переговоров признает требования, содержащиеся в документе Еврокомиссии. В конце концов, Москва сама имеет «большие политические и экономические интересы», — например, что касается членства во Всемирной торговой организации (ВТО).

inoСМИ.Ru

Подробнее